Волонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голоду

Волонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голодуВолонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голодуВолонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голодуВолонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голодуВолонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голодуВолонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голоду

Дети из семьи Бахтиных в Сокулукском районе живут в нищенских условиях с родителями-алкоголиками и бомжами, но органы опеки не планируют забирать их из такой семьи. Об этом «ВБ» рассказала волонтер общественного объединения «Помощь инвалидам KG» Евгения Шмальц.

По ее словам, в полуразрушенном доме в селе Военно-Антоновка в антисанитарных условиях живет семья Бахтиных: хозяйка дома Светлана (42 года), её дети — Настя (15 лет), Ваня (5 лет) и Ирина (19 лет), у которой двое собственных детей — Диана (3 года) и 5-месячная Настя. Отцов у детей нет, у Светланы алкогольная зависимость, а Ирина, по словам волонтера, ранее лечилась в психиатрической больнице и сбегала оттуда. Дети предоставлены сами себе, у них нет свидетельств о рождении.

Волонтер рассказала, что в доме также живет 22-летний парень Насти, которого ее мать выдает за своего приемного сына.

Дворняжка на обед

По словам Евгении Шмальц, семью хорошо знают местные органы власти и опеки, однако не предпринимают решительных действий. Тревогу подняла соседка, которая через социальные сети обратилась к волонтерам.

Волонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голоду

«6-7 декабря ко мне обратились соседи. Мы приехали и увидели ужасающую картину. Дом не топится в такой сезон, нет ни холодной, ни горячей воды. Еды нет ни для взрослых, ни для детей. Когда мы приехали во второй раз, то в прихожей стояла детская ванночка, а в ней были внутренности. Спросили: «Чьи они?». Нам ответили, что убили собаку, теперь едят… Все вещи валяются на полу, всё грязное, никакой мебели и утвари нет. В доме только засаленные матрацы. У них ночуют неизвестные мужчины, которые спят на одном матраце с несовершеннолетними детьми. Вся эта обстановка вынудила нас обратиться в специальные органы. Мы обращались к участковому, в местный сельсовет и Отдел по делам несовершеннолетних. Как выяснилось, все они знали об этой семье, но ничего не предпринимали, ссылаясь на то, что глава семьи Светлана отказывалась от помощи», — рассказала волонтер.

Никому ненужный младенец

На момент приезда волонтеров 5-месячный младенец находился в критическом состоянии.

«Когда мы стали переодевать девочку, оказалась что у неё отмороженные красные ножки, красные воспалённые гениталии из-за отсутствия гигиены и постоянной сырости, искривлен позвоночник, на пояснице шишка размером с утиное яйцо, похожая на грыжу. Девочка весила примерно 2 килограмма и была очень слабой. Мы сами видели, как ее кормили ужасной смесью. При нас бабушка Света в холодную воду из крана добавила сырую манную крупу, перемешала и дала девочке. Девочка была настолько ослаблена, что когда мы у соседей сделали нормальную смесь, она не смогла даже ее пить, она еле как сделала несколько глотков и просто бессильно лежала», — рассказывает Шмальц.

Волонтер: Дети в Сокулуке ели собачатину, чтобы не умереть с голоду

Волонтерам удалось определить пятилетнего Ваню и трехлетнюю Диану в Центр по реабилитации беспризорных детей, 15-летняя Настя отказалась уходить из дома. 14 декабря Ирину с ребенком доставили в больницу, где волонтерам вместе с сотрудниками соцзащиты Сокулукского района удалось добиться бесплатного лечения для них.

«При первичном осмотре врачи выявили острое расстройство питания, дефицит массы тела, межпозвоночную грыжу, отсталость в развитии. Врачи были шокированы, сказали, что такого ещё не видели. Ей на самом деле было шесть месяцев, но выглядела как полутора-двухмесячная. И врачи сказали, что если бы девочка не была настолько запущена, то шансы на ее выздоровление были бы большими. Но Ира, которая совсем не понимает, что делать с ребенком, просто сбегала из больницы в свое время», — сказала Евгения.

Назад, к безответственным матерям

Волонтеры ожидали, что после всех этих разбирательств Свету и Ирину лишат родительских прав и детей определят в детдом, но в Минсоцразвития сообщили, что старших детей из Центра по реабилитации беспризорных вернут в семью, а Ира с младенцем останется дома.

«Мы дежурили у больницы и договорились с органами опеки, что когда девочку будут выписывать, то ее сразу направят в дом малютки. Но в назначенный срок, 26 декабря, органы опеки просто перестали выходить на связь. Потом мы узнали, что Ира сама выписалась из больницы и уехала домой, потому что врачи не могут ее насильно удерживать. Девочке нужна операция, но для этого она должна набрать вес, потому что в таком состоянии она анестезию не выдержит. Но сейчас Ира с девочкой дома. У Иры имеется инвалидность на фоне психоневрологического состояния. И мать, и соседи подтвердили, что в общей сложности она находилась около года в психиатрической больнице, но все время сбегала оттуда. И сейчас тоже она не понимает, что происходит вокруг, что нужно делать с ребенком, как его пеленать, хотя это уже ее вторая дочь. Можно сказать, она даже представляет опасность для ребенка. После этого мы встречались с чиновниками Минсоцразвития, и там нам сказали:» Спасибо за все, вы молодцы, но теперь мы будем разбираться сами». Они сказали, что возьмут семью под контроль и проверят всю информацию, но детей хотят из центра Петрушевского вернуть домой и изымать их из семьи не будут», — возмущается волонтер.

Соцработники не видят причин для беспокойства

В Минсоцразвития «ВБ» сообщили, что, несмотря на всю эту ситуацию, нет оснований для изъятия детей от таких матерей. Все заявления волонтеров о том, что в таком окружении здоровью и безопасности детей угрожает опасность, слишком раздуты, считают соцработники.

«Мать ведет в отношении своих детей аморальный образ жизни. Она психически неустойчивая, но тем самым судом она еще не признана недееспособной. У нее нет ни своих документов, ни на детей, поэтому мы тоже не можем лишить или ограничить родительские права и изъять детей.

Сейчас пока ситуация такая, что мы ведем разъяснительную работу. Если ребенок будет подвергаться опасности, то мы в рамках законодательства будем действовать пошагово. Возможно, подадим в суд и далее, если будет судебное решение о том, что мать недееспособна, то будут следующие действия. Но мы пока это [недееспособность матери] не уточнили, мы не забираем ребенка, потому что ребенок должен быть сначала с мамой.

Это самый последний вариант, когда изымаем. Для этого должны быть настолько страшные люди, которые избивают детей, обращаются со своим ребенком жестоко, и если он [ребенок] действительно находится в тяжелых условиях для жизни, только тогда мы изымаем либо определяем несовершеннолетних детей в интернатское учреждение. Если мать не признана судом [недееспособной], то мы, как представители Минсоцразвития, в рамках сохранения семьи не можем отделить их», — объяснила главный специалист Управления по защите семьи и детей Динара Асанова.

Сейчас соцработники оформляют Ирине паспорт, а ее детям и младшей сестре — Насте и брату Ване — свидетельства о рождении.

«Мы проводим профилактическую, разъяснительную работу с законными представителями этих детей. Со стороны министерства мы можем сказать, что идет работа в рамках нашей компетенции. Мы сейчас подали заявление в ГРС, чтобы матери оформили паспорт и на детей свидетельства о рождении. Сейчас Ира с ребенком дома под контролем социальных работников. Лично я сама контролирую, социальные работники навещают, смотрят. Мы помогли со стороны территориального управления социального развития, делали уборку, закупили продукты питания», — сказала Асанова.

Айдана Абдуваитова
30 декабря 2016 
URL: http://www.vb.kg/352920

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*