Больше половины школьников в регионах плохо учатся. При чем тут работа по дому?

К Общереспубликанскому тестированию Назик начала готовиться еще в девятом классе — несмотря на то, что сдавать его надо было через два года.

«Я всегда хотела стать врачом. Интересовалась химией и биологией. Участвовала в районной олимпиаде по химии в старших классах. Мечтала поступить в Медакадемию в Бишкеке, но для этого нужно было усердно учиться, особенно тем, кто из села, как я».

На ОРТ Назик в 2015 году набрала 203 балла — один из лучших результатов в ее районе, и смогла поступить в КГМА на грантовое место. Сейчас она учится на четвертом курсе лечебного факультета. Планирует стать гинекологом.

Опыт Назик, кажется, воплощает равенство в образовании: девочка из села, без единой четверки за все 11 лет школы, призер республиканской олимпиады по биологии, студент в Бишкеке, учится на бюджете, будущий врач.

Но история Назик — это, скорее, исключение. Тысячи школьников в некоторых областях заваливают ОРТ и остаются работать на низкооплачиваемой работе или уезжают в миграцию. Почему так получается?

В 2014 году во всех за исключением Бишкека регионах страны больше половины выпускников на ОРТ не смогли набрать 110 баллов, необходимых для поступления в вуз. Однако можно заметить, что за последние пять лет ситуация с ОРТ во всех областях улучшается.

Но баллы по ОРТ — это результат всех 11 лет обучения в школе. Те, кто провалил тест, на самом деле упустили свой шанс поступить в вуз намного раньше.

Исследование уровня образования восьмиклассников показало, что почти у 75% школьников в Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областях он ниже базового. Что это означает? «Ученик часто не умеет решать несложные задачи реальной жизни, используя приобретенные в школе знания и умения. Таким образом, ученик не имеет знаний и умений, достаточных для дальнейшего самостоятельного успешного обучения и для успешной жизни в обществе», — объясняют в Центре оценки в образовании и методов обучения (ЦООМО).

В базовый уровень образования входят дети из Таласской, Нарынской и Чуйской областей.​

Назик нет в этой печальной статистике, хотя она могла бы там оказаться.

Она родилась и выросла в селе Кызыл-Сенир Узгенского района Ошской области. На учебу Назик ездила в соседнее село Куршаб на попутках. После учебы надо было торопиться обратно. В ее семье восемь братьев и сестер, и Назик — одна из старших.

«После школы я всегда спешила домой, чтобы помочь маме по дому и присмотреть за младшими. Домашние задания по учебе делала до часу, иногда до двух часов ночи, ведь, нужно было убраться, помыть посуду после ужина. А после четырех часов сна нужно было уже вставать, чтобы успеть добраться в школу», — говорит Назик.

В Кыргызстане работающие дети — обычное явление. Ребенок помогает родителям по дому? Занимается в огороде, саду, поле? Присматривает за скотом или просто моет посуду? Все это считается работой, независимо от того, получает за нее ребенок или его родители оплату или нет. Иногда такая работа напрямую вредит развитию ребенка, его моральному и физическому здоровью.

Данные Международной организации труда (МОТ) и Национального статистического комитета (Нацстатком) КР за 2014 год показали, что почти во всех областях страны работает каждый второй ребенок.

Влияет ли этот фактор на успеваемость в школе? Причин много. «В первую очередь на успеваемости сказывается общий уровень образования в стране. У нас слабые кадры. А кто придет работать к нам за 5000 сомов? Второй важный фактор — бедность. В Бишкеке одно занятие по подготовке к ОРТ стоит 250 сомов, здесь — 500 сомов в месяц, но даже такие деньги не каждый может заплатить. Невозможно сравнивать уровень жизни здесь и в Бишкеке», — рассказывает Гульсара Абдрашитова, учительница кыргызского языка Баткенской областной гимназии-интерната, имеющая 48-летний опыт работы.

Статистика подтверждает слова учительницы о том, что уровень достатка напрямую влияет на образование. «Чем беднее ученик — тем меньше у него шансов на качественное образование», — доказали еще в прошлом году.

Родился в селе — трудись больше. Еще больше, если ты девочка

В бедных семьях детям приходится работать больше. Но можно ли говорить, что работа негативно влияет на их развитие? Ухудшается ли успеваемость детей, если они много времени и энергии тратят на работу? Для этого мы проанализировали, сколько времени дети в разных областях посвящают работе. Исследование «Бюджет времени» от Нацcтаткома показывает, что дети в регионах с низкими показателями образования тратят больше времени на работу.

К тому же оказалось, что девочки во всех областях работают намного больше мальчиков. Скажем, если мальчик в Баткенской области в течение дня работает 1 час и 42 минуты, то девочка в том же регионе и в тех же условиях трудится на час и 9 минут больше.

Эта тенденция сохранится и в их взрослой жизни.

А в этой статистике Назик уже есть. Как и другие девочки 14-17 лет в Ошской области, она работала по 3-4 часа в день. С такой нагрузкой, возможно, Назик не смогла бы сдать ОРТ успешно, если бы не…

«У нас большое хозяйство. Работы много. После школы я выходила на поле в двух километрах от дома, чтобы пасти овец и коров. Иногда я присматривала за лошадьми. Но в одиннадцатом классе родители все чаще оставляли меня дома, чтобы я готовилась к ОРТ, моим сестрам доставалось больше работы по дому. Помимо ОРТ я еще готовилась к республиканской олимпиаде по биологии и уехала в город, чтобы посещать курсы по химии, биологии и подготовке к ОРТ. На все курсы уходило по двадцать тысяч сомов каждый месяц. Родители платили, несмотря на то, что это было тяжело — я ведь не единственный ребенок в семье. После такого вклада на мою подготовку я не могла их подвести, нужно было показать результат», — вспоминает Назик.

Родительская поддержка и контроль являются одними из главных факторов, влияющих на успеваемость ребенка, отмечает эксперт в сфере образования, сотрудник Университета Центральной Азии Мырза Каримов. Он обращает внимание на то, что в некоторых областях из-за трудовой миграции растут целые поколения детей, оставшихся без родительской опеки.

«Кроме того, дети в этих областях сильно вовлечены в труд. Если при Союзе их отправляли собирать хлопок, сейчас они заняты домашним хозяйством родственников, у которых проживают. Дети физически устают и уделяют меньше внимания учебе», — объясняет специалист.

В итоге у Назик все получилось: высший балл по ОРТ, бюджетное место в КГМА, где она до сих пор учится, чтобы в будущем стать востребованным специалистом в стране. У ее детей будет еще больше возможностей. «У детей, чьи родители имеют более высокий уровень образования, более низкая вероятность вовлечения в работу и детский труд», — подтверждают специалисты Международной организации труда.

Данная публикация создана стипендиатами программы по дата-журналистике проекта «Медиа-К» Интерньюс в Кыргызстане, реализуемого при поддержке USAID в Кыргызской Республике в партнерстве с Всемирным банком и IDEM.

Ментором программы выступает Анастасия Валеева.

Авторы: Ырысбек Улукбек уулу и Суйумкан Уланбек.

Мнения и выводы в материале не обязательно отражают мнение «Интерньюс» и его партнеров.

https://rus.azattyk.org

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*