Педофилия в Кыргызстане — норма?

Пожилой человек, напавший на восьмилетнюю девочку, утверждает, что он «хотел поиграть с ней, как с дочкой». Но то, что он с ней делал, омерзительно! Суд признал мужчину виновным в педофилии, но пенсионер с приговором не согласен и требует пересмотра дела.

«Вечерка» следит за этой историей уже почти год («ВБ», 12.09.2017, «Пенсионер напал на восьмилетнюю девочку»). За это время было несколько публикаций, в которых мы рассказывали о том, как продвигается уголовное дело и идет судебное разбирательство. Житель села Кайырма, 67-летний Б.К., все это время находится в СИЗО. Суд первой инстанции признал его виновным в совершении действий сексуального характера в отношении несовершеннолетней и осудил на пятнадцать лет с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Адвокат обвиняемого подал апелляцию: он утверждает, что мужчина просто хотел обнять девочку, ведь у него дочка примерно такого же возраста.

Родители пострадавшей в шоке. Они просят считать эту публикацию официальным обращением к НПО, защищающим права детей, и в прокуратуру. Ведь события развиваются так, что обвиняемый может и не понести наказания за то, что едва не сломал жизнь ребенку.

Дед напился и напал на ребенка…

Напомним, как все было. 9 сентября 2017-го в центре села Кайырма жизнь била ключом — детвора играла на площадке, люди один за другим заходили в местный маркет. Поспешили к нему и Айназик (имя изменено) с младшими братишками: бабушка дала им денег на сладости и спокойно отпустила внуков на улицу, ведь до магазина было максимум сто метров. А спустя несколько минут сельские дети привели назад рыдающую Айназик, которая рассказала, что ее за руку схватил сидящий на крыльце дедушка, притянул к себе, начал целовать, проникая языком в рот, а потом засунул руку ей в трусики и «сделал больно».

Младшие братья тоже плакали навзрыд, уверяя бабушку и дедушку, что хотели вырвать сестру из рук пожилого соседа, но тот приказал им отвернуться — маленькие еще смотреть на такое. Тогда они кинулись звать других детей на помощь. Понимая, что сейчас тут соберется куча народа, дед выпустил свою жертву, та побежала к братьям и другим детям. Они, услышав, что случилось, повели Айназик к колонке, промыли ей рот, потом проводили домой. Взрослые вызвали милицию, и началась первая серия театра абсурда — стражи порядка посоветовали напуганным пенсионерам не поднимать шумиху, чтобы не сломать жизнь ребенку, это же такой позор! И дедушка поддался уговорам, начал писать заявление, что «претензий не имеет». И в этот момент внезапно приехали родители девочки…

…а следователь не собрал доказательства

Увидев на пороге зятя с дочерью, пожилые люди растерялись и рассказали, что случилось. Отец Айназик тут же разорвал заявление и сказал, что, если этого подонка не посадят, он за себя не ручается.

— Муж был в ярости. Я тут же стала успокаивать дочку. Постаралась убедить ее в том, что это было просто хулиганство со стороны деда, ничего постыдного не произошло. Утешала ее, а сама чувствовала, что нахожусь на грани обморока. Представляете, мы ведь тогда совершенно случайно заехали к моим родителям! Дело в том, что в этот день я поехала в роддом, начались схватки. Но врачи сказали, что родовая деятельность слабая, ее придется стимулировать капельницами. Предложили мне поесть и немного отдохнуть перед процедурой. Мы с мужем пообедали в кафе, я попросила заехать к детям, которых накануне отвезла к бабушке и дедушке. Так захотелось их обнять, побыть с ними — сердце матери ведь не обманешь. Приехали, а тут такое. Вечером мне стало очень плохо. Ребенок в животе начал бурно двигаться, стало нечем дышать. Оказалось, что в этот момент он запутался в пуповине — в результате роды были сложными, у малыша развилась гипоксия. В последующие дни я старалась взять себя в руки, чтобы от стресса не пропало молоко. Всеми разбирательствами занимался муж, — объяснила мама девочки Карина.

Папа Айназик в тот страшный вечер поехал вместе со следователями к человеку, напавшему на его дочь. В доме пенсионера было все испачкано рвотными массами. Стоял жуткий перегар. Мужчина не понял, что делают в доме чужие люди, и стал возмущаться. Отец девочки готов был стереть его с лица земли, но милиционеры успокоили его, сказав, что этим он только себе навредит.

Подозреваемого в педофилии пенсионера арестовали, но вместо того чтобы доставить в ОВД и тут же провести необходимые следственные действия, стражи правопорядка повезли мужчину к его брату, «чтобы предупредить о случившемся». Понимая, что происходит что-то нездоровое, родители девочки экстренно обратились в СМИ, журналистам удалось заснять безобразное поведение задержанного — он ругался матом, угрожал и полностью отрицал вину, говоря, что он обнимал потерпевшую, как дочку, а в трусы к ней не лез.

Совершенно непонятно, почему в тот вечер следователи сразу не сделали смывы с рук обвиняемого. Ведь это первое, что они должны были выполнить! На алкогольную экспертизу отправили, а вот самый важный анализ не провели! В дальнейшем следователь якобы раскаивался в своей «забывчивости», объяснял, что тогда только вернулся со свадьбы… Прокуратура обязательно должна разобраться с этим вопиющим фактом: как мог милиционер даже в состоянии «после свадьбы» забыть о том, что нужно было сделать в первую очередь?! И почему коллеги не «напомнили» ему об этом? Вот съездить и сообщить о случившемся родным задержанного не забыли, а доказательства собрать запамятовали.

— К судмедэксперту нас направили спустя почти четыре часа! Мы до этого момента даже, простите за подробности, не могли искупать дочку, ждали, когда же нам дадут направление на прохождение судебно–медицинской экспертизы. Я сама поехала с дочкой на медосвидетельствование. Это было кошмаром: восьмилетняя девочка лежала на гинекологическом кресле, а судмедэксперт фиксировал травмы. Потом он ей сказал, что все в порядке, она может сходить в туалет. Айназик только тогда согласилась пописать, до этого терпела изо всех сил, боялась, что будет больно. Все это время нас за дверями ждали следователи: когда судмедэксперт вынес им решение, они спросили — есть что–то? Он кивнул — «закрывайте его!» — с содроганием вспоминает Карина.

В заключении судмедэкспертизы было четко написано, что разрыв слизистой в половых органах ребенка произошел от растяжения и одновременного надавливания на нее пальцами рук. Родители передали следователю и трусики, испачканные кровью с внутренней стороны, как вещественное доказательство. Казалось бы, даже эти улики в совокупности с показаниями свидетелей подтверждают, что действия мужчины носили сексуальный характер и не были банальным пьяным хулиганством.

Простить и забыть?

В первые дни после случившегося родные Б.К. просили прощения за родственника и уверяли, что не будут его выгораживать — сколько суд даст, столько пусть и сидит! Но их позиция почему-то быстро изменилась, они наняли адвоката, знающего свое дело.

Единственной возможностью вытащить пенсионера из СИЗО является переквалификация статьи на более легкую — действия хулиганского характера. Ну напился человек, хотел ребенка приласкать, поцеловать… Метился в щеку — попал в губы, пьяный же, с кем не бывает. В трусы ей не лез. И попробуйте доказать обратное — смывов-то с рук нет!

Суду также были представлены и показания свидетелей со стороны обвиняемого, которые ставят под сомнение заключение судмедэкспертизы. Двенадцатилетние девочки утверждают, что днем подсаживали Айназик на дерево и она в это время была в юбке и поцарапалась, побежала домой переодеваться, поскольку испачкала кровью одежду. А потом вышла во двор в шортах и пошла в магазин.

Родители сначала не придали значения этим деталям, а когда поняли, к чему клонит защита, то пришли в ужас! Якобы их дочь сама себе расцарапала об дерево внутреннюю слизистую половых губ. Причем сделать это через шорты было бы весьма проблематично, поэтому в показаниях свидетелей начала фигурировать юбка. Но девочка вообще ни во что не переодевалась в этот день: как ее привезла мама в шортиках, так она в них и ходила. Более того, детские трусики, на которых осталась кровь, также были совершенно целыми.

Неудивительно, что судья Жолдошбек Аттокуров счел, что эти свидетельские показания не опровергают основных доказательств: в решении судмедэксперта четко сказано, что травма нанесена пальцами при одновременном надавливании и растяжении, а в заключении комплексной судебно-психиатрической экспертизы написано, что девочка не понимала, ЧТО с ней хочет сделать дед: «В силу естественной возрастной незрелости, недостаточности жизненного опыта и низкой осведомленности в вопросах половых отношений подэкспертная не могла в полной мере понимать характер и значение совершаемых с ней действий, способность к сопротивлению была значительно снижена». Более того, свидетельские показания братьев Айназик во время следствия и в суде не менялись, и их достоверность подтверждается комплексом доказательств. Судья назначил мужчине, обвиняемому в педофилии, максимально возможный срок заключения для его возраста.

— Жолдошбек Аттокуров настаивал, чтобы мы привели Айназик для повторной дачи показаний в суде, но мой муж был категорически против — дочка к этому времени прошла полную психологическую реабилитацию, мы не могли допустить повторной травмы. К сожалению, и здесь выявилась недоработка следственных органов: оказывается, они должны были сразу снять на видео допрос дочери и очную ставку с обвиняемым, чтобы не было необходимости в повторении всего этого кошмара в суде. Знаете, у мужа к тому времени «от нервов» сахар в крови поднялся до 28 единиц, открылись язвы на ногах. Он — взрослый мужик — навзрыд плакал, повторяя лишь одно: «Я не смог ее защитить», — вспоминает Карина.

К сожалению, возможно, для маленькой Айназик весь этот кошмар еще не остался в прошлом. На 1 августа назначено повторное рассмотрение дела — по апелляции адвоката подсудимого.

Мы продолжим следить за этой историей, ведь она очень важна в нынешнее время, когда дети становятся жертвами сексуального насилия едва ли не ежедневно. И если наказать виновных сложно даже при наличии всех доказательств и непримиримости родителей потерпевшей, то что говорить о тех случаях, которые происходят в отдаленных селах, где такие дела даже до суда не доходят? Родственникам пострадавших предлагают простить насильника (иногда за чисто символическую сумму), а самой жертве — забыть все! И никого не волнует, что забыть-то не получится.

Надежда ХОХЛОВА

23 июля 2018 

https://www.vb.kg

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*