Я хочу забыть своего ребенка — истории кыргызстанок, отказавшихся от детей

Ежегодно около 100 новорожденных в Кыргызстане становятся сиротами при живых родителях. Почему эти дети не нужны самым родным людям, читайте в материале Sputnik.

По данным Министерства здравоохранения, с 2012-го по 2016 год от новорожденных младенцев в стране отказались 460 матерей. Главными причинами отказа являются финансовые проблемы, алкогольная и наркотическая зависимость, а также трудные жизненные ситуации и различные пороки развития ребенка.

Дом ребенка

Специализированный дом ребенка в Бишкеке похож на детский сад: разноцветные шарики на веранде, яркие качели, стенды с изображениями мультяшных героев… Благостную картину портит табличка, указывающая, что это совсем не то заведение, откуда вечером «разбирают» детей по домам. Здесь находятся 79 ребятишек, от которых отказались родители.Самой младшей воспитаннице Насте недавно исполнилось три месяца. Мать родила ее на 33-й неделе беременности, «наградив» букетом заболеваний, поскольку злоупотребляла алкоголем.

Бактыбеку пять месяцев, от него тоже отказалась мама. Младенец хорошо набирает в весе и гулит, просится на руки. Нянечки стараются по возможности не оставлять малышей без внимания, но его не хватает на всех.

Бросают и на чужбине

Кыргызстанки отказываются от детей не только на родине, но и находясь на заработках за границей. Так, главный специалист по защите семьи и детей Министерства труда и социального развития Назгуль Чолумова рассказала, что с 2011-го по 2017 год из России в Кыргызстан были возвращены 67 детей в возрасте до года, от которых отказались родители. За семь месяцев этого года на родину вернули еще четырех маленьких кыргызстанцев.

 

«Наша главная цель — найти и передать детей под опеку родственников. Из 67 ребятишек, которых социальные работники вернули в Кыргызстан, восьмерых удалось воссоединить с биологической родней. Сорок малышей переданы на усыновление, девять находятся в семьях, которые пока не оформили опекунство, остальные десять — в детских домах. Родственников детей мы ищем в Кыргызстане на основании документов мамочек. Сейчас ведется активная работа по возвращению из России еще шестерых маленьких кыргызстанцев», — рассказала Чолумова.Родные нерадивых мамаш по-разному реагируют на новость о том, что у них есть внук или племянник.

«У бабушек и дедушек случается шок от услышанного. Часто они плачут, у некоторых даже истерики бывают из-за того, что их дочь скрыла беременность и рождение ребенка. Некоторые, взяв кроху на свое попечение, пытаются уговорить детей одуматься и восстановить родительские права. Но бывает и так, что бабушки и дедушки тоже отказываются от внуков: дескать, не потянем», — отметила специалист министерства.

Удалось убедить

В Чуйском областном роддоме ежегодно рождаются более 6 тысяч детей, а в этом году родились уже 2 634. По словам заведующей Шайыргуль Узугалиевой, в 2016-м здесь появились на свет 5 847 кыргызстанцев, семерым младенцам не нашлось места в родных семьях.

«Нам удалось убедить одну роженицу не бросать сына. Женщине 25 лет, это ее третий ребенок. Семья полноценная, а оставить малыша она хотела из-за того, что он родился с лицевой патологией. Мамочке была оказана психологическая и медицинская помощь, ее проконсультировали, и она выписалась вместе с ребенком. Это большое счастье», — призналась Узугалиева.

«Живу с чувством вины»

Истории женщин, которые отказались от новорожденных младенцев, стары как мир, но каждая из них трагична по-своему.

У 27-летней Жаныл двое детей. Три года назад она с мужем ждала появления третьего. Беременность протекала отлично: УЗИ у лучших столичных специалистов, хорошие результаты анализов… Однако после рождения сына у него обнаружили тяжелый порок сердца и сопутствующее заболевание внутренних органов. 35-летний супруг Жаныл был категорически против такого ребенка, заявив, что не сможет найти денег на операцию и лечение: надо, мол, поднимать двух других, а этот, может, и не выживет. С болью в сердце Жаныл поставила подпись под документом об отказе.

«Он снится мне каждый день. Я потеряла себя, не знаю, как жить дальше с таким грехом на душе. Жив ли он? Часто думаю о том, чтобы разыскать его, но не хватает силы воли, боюсь. Думаю и о том, что нужно было забрать его, вытерпеть с ним вместе все, что уготовила судьба, быть ему опорой», — со слезами на глазах говорит Жаныл.

Асель было 18 лет, когда ее мама уехала на заработки в Россию. Отец давно ушел из семьи, девушка его даже не помнит. У Асель нет братьев и сестер, она единственный ребенок матери-одиночки, которая души в ней не чает. Окончив школу, девушка не смогла поступить в вуз и решила помогать бабушке — устроилась продавцом-консультантом в один из столичных магазинов. Позже она познакомилась с симпатичным парнем, дело вроде бы шло к свадьбе, но, узнав о беременности, возлюбленный пропал. Сначала перестал отвечать на телефонные звонки, а затем и вовсе сменил номер телефона. Испугавшись, что в одиночку она ребенка «не потянет», Асель отказалась от дочери сразу после рождения.В отличие от предыдущей героини она старается забыть этот период своей жизни как страшный сон. Девушке не хочется думать о том, что ее кроха живет где-то в детском доме.

Подкидыш как благословение

У Женишгуль две взрослые дочери. Ее муж занимал высокий пост, и семья слыла довольно обеспеченной. Ранним весенним утром супруг Женишгуль, как обычно, собирался на работу и, открыв дверь, обнаружил на пороге дома корзину с младенцем. В корзине оказалась записка: «Ребенка зовут Актан, ему один месяц. Я знаю, что вы вырастите его хорошим человеком и обеспечите всем необходимым».

Семья решила оставить подкидыша. Пройдя все бюрократические испытания, супруги усыновили Актана. Когда ему исполнилось шесть лет, приемный отец скоропостижно скончался. Дочери Женишгуль уже вышли замуж, но она не одна — с ней всегда и везде Актан, и женщина благодарна той, которая подарила ему жизнь.

Дарика Иманкожоева

11.07.2017

https://sptnkne.ws/eS9S

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*