Мне оторвало ногу, маме советовали бросить меня — кыргызстанцы о своих правах

© Sputnik / Табылды Кадырбеков

К 3 декабря — Международному дню людей с инвалидностью — активисты Кыргызстана вместе с общественными организациями и международным сообществом проведут онлайн-кампанию в поддержку ратификации Конвенции о правах лиц с инвалидностью

Лишь три страны бывшего СССР не ратифицировали данную конвенцию — один из девяти основных международных договоров по правам человека. Кыргызстан в их числе.

Только по официальным данным, в Кыргызстане более 178 тысяч человек с инвалидностью, а во всем мире — миллиард. Sputnik публикует истории людей, которые борются за ратификацию Конвенции о правах лиц с инвалидностью в республике.

Марина Фегеле, председатель фонда «Интерграция»

Декабрьским днем 1991 года меня сбил пьяный водитель, когда я стояла на остановке. Мне оторвало ногу.

Водитель сбежал, не оказав первой помощи, а спасла меня женщина, которая из окна своего дома увидела, что произошло. Виновника нашли, но он смог откупиться и уйти от наказания.На восстановление здоровья ушли годы. Я училась заново жить, ходить, воспринимать себя без ноги. В больнице познакомилась с будущим супругом, и мы поженились. Это школа жизни.

Без поддержки родителей, братьев, одноклассников, друзей я бы не справилась. Но, конечно, были и такие, кто предлагал родителям отказаться от меня.

Моя миссия — бороться за права людей с ограниченными возможностями. Для меня это очень важно. Особенно, когда знаю, как издеваются над девушками или женщинами с инвалидностью. Их мужья бьют, родственники. Я им советую писать заявление участковому о домашнем насилии.

Нам необходимо ратифицировать Конвенцию о правах людей с инвалидностью. Не скажу, что сразу все изменится. Но хотя бы здесь, в Оше, начнут устанавливать нормальные пандусы и поручни, обеспечат доступ к общественным учреждениям.

Пандусы тут строят для галочки, они такие, что я сама ими не пользуюсь и другим не советую.

Укей Мураталиева, Бишкек

Врачи сказали маме, что плод мертв, но я все же родилась. Может, их намерения были благородными — подготовить маму к выкидышу. У нее беременность была сложной из-за стрессов в семье.Родители должны были переехать. Мама занималась ремонтом, ей приходилось таскать тяжести, а отец сломал ногу, попав в аварию на мотоцикле. Я родилась с ДЦП первой степени. Когда была маленькой, мама получила столько противоречивых советов относительно того, как поставить меня на ноги, что решила поступать, как считала нужным, а не слушать других.

Как она ни старалась, «научить» меня ходить прямо не получилось, тогда она решила направить всю энергию на мое образование. Сначала в местном детском саду отказались принимать больного ребенка, затем в начальной школе. Но одна учительница не согласилась с директором школы и взяла меня в свой класс, правда, с распиской от мамы, освобождающей школу от какой-либо ответственности за мои безопасность и здоровье.

Еще подростком я узнала о Конвенции о правах ребенка, только принятой тогда Кыргызстаном, в которой оговаривались права детей с инвалидностью. С 12 лет стала принимать участие в мероприятиях ЮНИСЕФ, что помогло мне победить депрессию, преодолеть трудности, в том числе конфликты с предвзятыми педагогами.

В 2011 году я работала ведущим специалистом по делопроизводству в Министерстве труда и социального развития. Это был хороший период в моей жизни. Я также отвечала за сбор писем от 15 министерств в пользу подписания Конвенции о правах лиц людей с инвалидностью.Почему мне нужно, чтобы этот документ все же был ратифицирован? Для меня это такой же вопрос, как почему нужно носить одежду, зачем питаться? Почему моя жизнь должна зависеть от настроения других людей или от их благородных намерений? Я просто хочу жить самостоятельно и в соответствии с ценностями, которые привила мне мама.

29.11.2017

https://sptnkne.ws/gdWK

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*