Муж изнасиловал меня при сыне. Молчу, он содержит нас — история кыргызстанки

 

По данным НПО, больше половины женщин, осужденных за убийство партнера, подвергались насилию с его стороны. А статистика ООН говорит, что каждая четвертая кыргызстанка и ее дети становятся жертвами домашнего насилия. Корреспондент Sputnik Светлана Федотова разбиралась, почему так происходит.

Почти десять лет Айсалкын провела в колонии — она зарезала своего мужа. В одночасье женщина лишилась всего: детей забрали органы опеки, а родители прокляли ее и пожелали сгнить за колючей проволокой…В 18 лет Айсалкын выдали замуж против ее воли. Через несколько месяцев после свадьбы супруга уволили с работы, он начал выпивать и срывать плохое настроение на жене, а позднее — избивать ее и детей.

По словам полковника милиции, главного инспектора службы общественной безопасности МВД Таалайбека Алижанова, ежегодно в правоохранительные органы поступает около 7 тысяч заявлений о семейном насилии.

Полковник милиции, главный инспектор службы общественной безопасности МВД Таалайбек Алижанов во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ
Главный инспектор службы общественной безопасности МВД Таалайбек Алижанов

«Наши женщины бояться признаться в том, что их бьют мужья, опасаясь и гнева супруга, и осуждения общества. Многие считают, что это нормально, и лишь в крайних случаях готовы бороться», — рассказал Алижанов.

Боялась и Айсалкын. Но когда муж в очередной раз набросился на нее с кулаками, терпение женщины лопнуло — она схватилась за нож… Потом сама вызвала милицию и во всем призналась. Ее осудили на 10 лет лишения свободы.

Что грозит мужчине за издевательство над женой и детьми?

Сегодня жертве домашнего насилия необязательно писать заявление в милицию. Любой свидетель жестокого обращения может позвонить в органы внутренних дел и объяснить ситуацию. Реакция должна быть незамедлительной. Оперативники обязаны провести беседу с членами семьи и в случае подтверждения информации выписать охранный орден. По закону, такой документ гарантирует безопасность в течение трех дней. Если потребуется, можно продлить срок, написав заявление в милицию.

В случае нарушения условий охранного ордена насильника ждет административная ответственность — общественные работы и штраф до 2 тысяч сомов. Также с ним будут проводить занятия психологи.По данным МВД, за шесть месяцев текущего года в органы правопорядка поступило около 4 тысяч заявлений по факту насилия. Толчком к разбирательству многих случаев послужили заявления посторонних людей, которые стали свидетелями жестокого обращения в семье. По фактам семейного насилия было возбуждено 140 уголовных дел, которые направлены в суд.

«Пусть бьет — потерплю, он содержит семью»

Покорность «заложена в менталитете» кыргызских женщин, а борьба с насилием в стране часто оказывается условной, считает глава Центра исследований демократических процессов Лариса Илибезова.

Глава Центра исследований демократических процессов Лариса Илибезова во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ
Глава Центра исследований демократических процессов Лариса Илибезова

Эксперт объяснила, что проблема семейного насилия касается не только малоимущих граждан. Многие состоятельные мужчины оказываются куда более изощренными тиранами, но открыто заявить об этом их супруги по разным причинам не могут.

…С Айгуль я познакомились в одном из женских пабликов известной соцсети. Ей 35 лет, для всех она счастливая жена и мама двоих детей. Замуж Айгуль вышла по большой любви, но через год совместной жизни супруг начал повышать на нее голос, а спустя еще год поднял руку. Потом в ход пошли все подручные средства.

«Когда я пыталась поговорить с его родителями, они заявили, что я вру и сама провоцирую мужа, потому что их сын «на такое не способен». А своим родителям стыжусь об этом рассказывать… Иногда он бьет меня на глазах у детей, однажды пьяный изнасиловал в присутствии маленького сына. Но я материально зависима от него, поэтому и терплю», — призналась Айгуль.

Президент Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова объясняет бездействие женщин, живущих с мужьями-тиранами, тем, что бежать им просто некуда. Шелтеры, которых у нас немного, всегда переполнены.

Президент Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова во время интервью на радио Sputnik Кыргызстан
© SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ
Президент Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова
«Вовремя не защитив себя, женщины губят не только свои жизни, но и судьбы своих детей. Они все осознают и растут с мыслью, что это нормально, когда папа бьет маму. Государство, вкладывая средства в программы борьбы с насилием, экономит в будущем огромные деньги. Например, одно судебное разбирательство обходится примерно в миллион сомов, и столько же стоит годовое обеспечение шелтера», — заявила Тюлекова.Лариса Илибезова считает, что жертвы семейного насилия недооценивают помощь психологов, потому и не обращаются к специалистам такого рода. Она уверена: первым делом в человеке должно проснуться желание изменить ситуацию, противостоять тирании.

Светлана Федотова

23.09.2017

Еще: https://ru.sputnik.kg/society/20170923/1035363184/istoriya-kyrgyzstanki.html

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*