Детей — в семьи, деньги – в бюджет

Айнура (имя изменено) после развода с мужем решила сдать двух детей в интернат. Свое намерение женщина аргументировала финансовыми сложностями. Муж не помогает и в воспитании детей не участвует.

О своих проблемах кыргызстанка рассказала представителям Министерства труда и социального развития.

«Но мы направлением детей в детдом не занимаемся,  — поясняет начальник управления по защите семьи и детей Жаныл Джумабаева.  — Это все решается на местах, комиссией по делам детей».

«Мы пытаемся донести до граждан: у ребенка есть папа и мама. И даже если они в разводе, у них есть обязанности, которые никто не отменял. Если кто-то из родителей не платит алименты, на это есть правоохранительные органы».

Жаныл Джумабаева

В стенах детского дома

Сегодня в учреждениях для сирот и оставшихся без попечения родителей проживает одна тысяча 80 детей. В специализированных школах-интернатах для детей с ограниченными возможностями здоровья (слабовидящих и слабослышащих)  — две тысячи. Кроме того, в лицеях-гимназиях находится более трех тысяч детей, которых направляют туда по заявлению родителей.

Еще есть специализированные дома малютки, психоневрологические интернаты, частные детдома и религиозные учреждения. В целом в различных интернатных учреждениях воспитывается около 9 тысяч детей.

И только 435 из них – это сироты. Остальные имеют родителей или родственников, поэтому их нельзя передать под опеку либо усыновление.

За чужим опытом

Девять тысяч растущих вне семьи детей для шестимиллионной страны – это много, говорят правозащитники. Понимают это и чиновники. Недавно делегация из Кыргызстана под руководством вице-премьер-министра посетила с рабочей поездкой Молдову.

В 2007-м в Молдове, где проживало 3,5 миллиона граждан, в интернатах находилось около 11 тысяч детей. Спустя десять лет осталось лишь 1,3 тысячи.

За этот период Молдова трансформировала эти учреждения, детей вернули в семьи. Для тех, кого не удалось отдать родителям (с психоневрологическими заболеваниями), создали детские дома семейного типа на 10 мест.

«Дело в том, что у них очень активно работают местные исполнительные органы власти. У нас это делают города, а в поселках такой работы не проводят»,  — констатирует Жаныл Джумабаева.

Теперь чиновники намерены проанализировать молдавский опыт, учесть чужие ошибки и перенять то, что возможно для условий Кыргызстана. 

План, который надо выполнить

В 2012 году правительство приняло постановление «Об оптимизации управления и финансирования детских учреждений интернатного типа на 2013-2018 годы». По словам Жаныл Джумабаевой, в план вошло 16 учреждений системы образования.

Ежегодно число детей в интернатах должны сокращать на три процента. Оптимизация детских учреждений – одно из требований ЕС за вливание средств в республиканский бюджет Кыргызстана.

«Это не значит, что все эти объекты просто закроют. В первую очередь документ направлен на улучшение условий проживания и обучения детей, оптимизацию бюджетных расходов и на сокращение пребывания детей в интернатных учреждениях»,  — отмечают в Минсоцразвития.

«Кыргызстан ратифицировал Конвенцию о правах ребенка. Поэтому каждый ребенок должен жить и воспитываться в семье. Для этого министерство принимает все возможные меры. Если не удалось сохранить биологическую семью, то есть альтернативные формы – усыновление, опека, приемные/фостерные семьи»,  — подчеркнула Жаныл Джумабаева.

За первое полугодие 2017-го с биологическими семьями воссоединено около 200 детей, находившихся в интернатных учреждениях.

«В первую очередь мы должны усиливать информационную работу по изменению мышления населения. Нахождение ребенка в интернате отрицательно влияет на его развитие, это доказано,  — констатирует начальник управления. – Как наши люди привыкли? Думают, что направили ребенка в интернат, и он полностью на гособеспечении: у него трехразовое питание и бесплатное образование. Но ведь и школьное образование у нас тоже бесплатное. И медицина предусматривает льготы. Поэтому родители не должны забывать о своих обязанностях».

Закрыть нельзя оставить

Жаныл Джумабаева отмечает медленную трансформацию детских домов: «Препятствия в первую очередь от самих работников, которые работают там и привыкли. Это тоже надо понять. Но министерства, в чьем подчинении они находятся, должны вести разъяснительную работу. Если это хорошие специалисты, их можно трудоустроить в те же школы или детсады, учитывая нехватку кадров».

При этом она признает, что нельзя взять и закрыть все интернаты, а детей отправить в биологические семьи.

«Есть риск жестокого обращения, насилия и пренебрежения к нуждам ребенка. Дети могут остаться без должного внимания и заботы. Поэтому в первую очередь мы должны поработать с семьей, изучить их потребности. Если все условия позволяют и это не навредит ребенку, тогда можно возвращать его домой».

Жаныл Джумабаева

Программа оптимизации завершается в 2018 году. Она подразумевает трансформацию интернатов в центры дневного пребывания, детский сад или школу – в зависимости от потребностей местного населения. Пока чиновники укладываются в установленные три процента. Правда, не обошлось и без перекосов.

В прошлом году, к примеру, «план перевыполнили», полностью закрыв Сосновскую санаторную школу-интернат. Всех учеников, а их было около 150, раскидали по семьям. Как сейчас им живется, чиновники не рассказывают.

Однако в Минсоцразвития подчеркивают: если родные детей забирают домой, то делают это вполне осознанно. И случаев возврата детей в интернатную систему практически нет.

Даже после завершения программы работа в заданном направлении продолжится. Принят новый документ правительства КР о поддержке семьи и защите детей на следующие десять лет. Он вступает в силу 1 ноября 2018 года.

Бишкек — ИА «24.kg», Анастасия БЕНГАРД

22 августа 2017

https://24.kg/obschestvo/60726_detey___v_semi_dengi__v_byudjet/

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*